Домой » НОВОСТИ » Конец времени

Конец времени

Группа физиков выступила с неожиданной идеей о том, что спустя некоторое время оно (время) просто закончится. Мнение это встречено скептически.

Недавно, выступая на семинаре, физик Бен Фрайфогель (Ben Freivogel) пытался зажечь аудиторию интригующим началом: «Время может кончиться». Надо сказать, что ученые оказались не слишком потрясены этим заявлением. Но дальнейший рассказ Фрайфогеля, его выкладки и расчеты привлекли уже гораздо более пристальный интересы.

По мнению Фрайфогеля и его коллеги Рафаэля Буссо (Raphael Bousso), время – по крайней мере, в том смысле, который вкладывает в него основанная на Теории относительности современная физика – действительно закончиться, причем гораздо больше половины из отпущенного ей срока Вселенная уже исчерпала. Они дают миру порядка 5 млрд лет, притом что от его рождения сейчас прошло около 13,74 млрд лет . Чтобы понять, откуда ученые пришли к этому выводу, придется начать издалека – с космологической инфляции.

Инфляцией называется процесс ускоренного расширения, который, по некоторым современным моделям, протекал в молодой Вселенной. Ускоренного – значит, гораздо быстрее скорости света; эйнштейновские теории запрещают перемещение со сверхсветовой скорости по пространству-времени, но не разворачивание самого пространства-времени, как это происходило в период инфляции. Сейчас этот процесс, в общем-то, продолжается, хотя и намного медленней. Несмотря на сложность и противоречивость концепции инфляции, она объясняет ряд сложных моментов в астрофизике – такие, как появление крупномасштабной структуры Вселенной и ее однородности.

По одной из версий этой теории, инфляция, спадая в «зрелой» Вселенной, по сути, не заканчивается никогда. В отдельных участках из-за локальных флуктуаций она может резко нарастать, инфляция снова действует во всей силе, разворачивая «пузыри» новых миров. Этот процесс (напомним – чисто гипотетический) протекает бесконечно, приводя к появлению бесконечного числа вселенных с разными – всеми возможными и невозможными – физическими характеристиками.

В рамках этой теории и выступили Фрайфогель и Буссо, заметив, что бесконечность вселенных при бесконечном времени приводит к простому заключению: может случиться – и случится – любое, даже самое маловероятное событие. Более того, оно случится бесконечное число раз, как и любое другое событие. Это приводит к тому, что все наши современные законы и построения, отталкивающиеся от вероятностных функций, оказываются полностью несостоятельными. Упрощенно говоря, монетка будет падать «орлом» бесконечное число раз – но столь же бесконечное число раз она будет становиться на ребро, просто повисать в воздухе или разлетаться на отдельные атомы.

Чтобы «усмирить» эти разбушевавшиеся вероятности, придется каким-то образом ограничить время существования Мультивселенной, так, чтобы цифры снова пришли в норму. Этот ход и приводит к необходимости поставить предел существованию пространства-времени. Но вместе с этим закончится вообще все. «Мир – и вы в том числе – просто перестанет существовать», — резюмирует Буссо.

Словом, высказана более чем странная идея. Зато, как заметили авторы работы, она разрешает один интересный парадокс, мысленный эксперимент, предложенный Аланом Гатом (Alan Guth) и Виталием Ванчуриным.

Представим, что вы подбрасываете монетку, которая с вероятностью 0,5 падает орлом и 0,5 – решкой. В первом случае вы тут же засыпаете и спите короткое время – допустим, минуту; во втором сон длится долго – например, миллиард лет. Не нужно быть специалистом, чтобы рассудить, что шансы проспать миллиард лет или минуту равны.

Но вот вы проснулись и пытаетесь понять, сколько же вы проспали, – минуту или миллиард? Допустим, у вас имеется возможность опросить участников подобного эксперимента, поставленного и в других параллельных вселенных. Вы придете к странному выводу: людей, проснувшихся после короткого сна, больше, чем после длинного. Просто потому, что у большей части из них время сна уже вышло, тогда как некоторая часть «долгоспящих» до сих пор мирно храпит. Получается парадокс: если судить по этим результатам, шансы проснуться после короткого сна выше, чем после длинного. А вовсе не пятьдесят на пятьдесят.

По словам Буссо и его коллег, именно их подход, выводящий конечность времени существования Мультивселенной, разрешает этот парадокс самым естественным образом: многие из заснувших на долгий срок просто подходят к временнОму концу Вселенной во сне и, таким образом, шансов проснуться после короткого сна становится заметно больше.

Стоит заметить, что сам Алан Гат, реагируя на эти выкладки, соглашается, что такой радикальный способ разрешить парадокс вполне работает, но при этом замечает, что это мало говорит в пользу высказанной идеи. Хотя бы потому, что совершенно неясно, какой именно физический механизм и каким именно образом может приводить к исчезновению времени.

По публикациям physics arXiv blog, New Scientist Space и arXiv:1009.4698v1

источник

comments powered by HyperComments